Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:00 

Многобукф. Не мифоложка - на свой страх и риск.

Дрема
Одинокое солнце



Хониэхэка Две Тени проснулся из-за истошного воя койота. Морщась, он встал с кровати и прошлепал босыми ногами ко входной двери. Вопль повторился, потом еще.
Проклиная тот день, когда он поставил этот звук на вход, Две Тени махнул рукой – дверь с его стороны стала прозрачной.
Снаружи нетерпеливо переминался с ноги на ногу белобрысый тригендер с ярко подведенными голубыми глазами. Выражение его лица было близко к паническому.
- Я сплю, - сказал Две Тени мрачно.
- Тогда проснись и пой, - живо среагировал собеседник, перестав мучать койота, - Ящеры прислали эмиссара!
Хониэхэка онемел. Потом открыл дверь. Тригендер ворвался внутрь, скептически осмотрел Две Тени:
- Прикройся, ретроград. Нас через полчаса ждут у лифта.
- Кто тебе сказал? Кто ждет? – очнулся Хониэхэка, - А, да, да, бегу я уже.
Он ворвался в душ, приложил обе ладони к стене, и завопил уже оттуда:
- Мой звездный час настал! Понял, Милк? Я тебе говорил? Я тебе говорил? Утрись, андрогин!
- Еще нет. - снисходительно поправил гость, оглядываясь, - Ты закончил перевод стелы ван Маанена?
- Да! – откликнулся Две Тени, напыляя статус. Одежда уже подсыхала, с приятным потрескиванием отделяясь от кожи. Душ выключился, Две Тени почувствовал, как волосы на загривке встают дыбом от короткого завершающего заряда, и выскочил наружу.
Милк проглотил шоколадное печенье, взятое из запасов Хониэхэки, и потащил Две Тени к выходу.
Снаружи, на залитом солнцем лугу, прямо у входа в типи, парил магнит Милка.
Оба запрыгнули наверх, Хониэхэка тут же разлегся на спине, закинув руки за голову, мечтательно глядя в радостную синеву неба, исчерченную редкими инверсионными следами. Настроение у него было приподнятое. Магнит безынерционно взмыл и набрал скорость, приближаясь к тонкой нити лифта на горизонте.
- Ящеры определенно были у звезды ван Маанена, - сообщил Две Тени, - Как и предполагалось. Они же и уничтожили там цивилизацию.
- Ну, волшебно, - сказал Милк, дернув плечом, - Значит, мы все-таки следующие?
- Да, - отозвался Две Тени, - Но текст, к сожалению, не говорит о том, что ящеры там искали. Как и на семнадцати предыдущих Мертвых Мирах. Сценарий тот же: прибытие эмиссара, экскурсия по планете, потом ящер уходит, и БАМ! – все вымирают. Этих тоже выкосила какая-то болезнь, но автор послания продержался достаточно долго, чтобы выжечь свои наблюдения на плите из палладия с видоизмененной решеткой. Так вот, они попытались вести дневник наблюдений. Толку оказалось немного, очень грустное чтение.
Милк сменил статус на уважительное сочувствие безвозвратно умершим. Хониэхэка продолжил:
- В целом, у меня создалось впечатление, что сначала ящеры производили разного рода анализы экосистемы, брали образцы – а на последних десяти Мирах ничего подобного не было. Они просто высаживались в определенной точке, изучали только ее, и улетали.
- Я понял, - сказал Милк, - Ты ничего не выяснил.
- Ну, да.
- Насколько мы готовы потерять Землю?
- Будет скандал, если мы облажаемся. Может, мы просто убьем эмиссара?
- Давай обсудим с Семьей, - сказал Милк рассудительно, - Я ценю твое предложение, особенно учитывая, сколько времени ты потратил на исследование ящеров. Для тебя это была бы большая жертва.
- Для эмиссара – еще большая, - пожал плечами Две Тени, - Судя по записям, их культуре свойственно противостояние энтропии. Должно быть, они отрицательно относятся и к концепции смерти. Может, нам следует проявить гостеприимство?
Его статус принял окрас легкой иронии.
Милк не присоединился к его настрою:
- Должны же быть какие-то границы приличия, - серьезно сказал он, - Вряд ли идея геноцида в этот вторник придется по душе хоть кому-то.
Две Тени задумался было о вынесении этого вопроса на обсуждение, но в этот момент магнит остановился на платформе лифта. Там их уже ожидала Семья, негромко обсуждая что-то между собой и двумя незнакомцами в тусклой форме стражей.
Хониэхэка и Милк вошли в зону их статусов, тут же получив мета незакомцев – это были стражи Территории Людвиг ван Массер и Тилли-Тилли- Тиссивунэтис, которая, к счастью, откликалась просто на “Тилли”. Увидев на лице Хониэхэки племенную раскраску, она одобрительно и приветственно осветлила свой статус, не прерывая предложения:
- … неприемлемый вопрос, и это мое решение, поскольку я в настоящее время – уполномоченный страж Территории, и отвечаю за наш мир перед Ассамблеей. Если потребуется, я готова собрать экстренную сессию.
- Мы думаем, это неизбежно, - сказала Семья, - Ассамблею в в принципе беспокоит агрессивное поведение ящеров. Изоляционистская политика –это личное дело каждой цивилизации, но подтвержденный факт полного истребления шестнадцати миров уже….
- Семнадцати, - вставил Две Тени, - Я завершил перевод стелы ван Маанена этой ночью.
- Потрясающе! – оживилась Семья. В ее голосе появились новые интонации, тембр сменился:
- Хони, ты смог узнать, что они искали?
- Нет, к сожалению. Но зато теперь у нас новые данные по траектории. Звезда ван Маанена хронологически была одной из последних.
- Да, это поможет.
- И ящеры знали координаты.
- Это любопытно, - заметила Тилли, - Они указаны?
- Указаны, - сказал Две Тени, - Но я не в состоянии их интерпретировать. У меня почти нет сведений о картографии того мира.
Семья в три голоса сама с собой начала обсуждать конфигурацию траектории. Две Тени посмотрел вверх – сквозь прозрачный ствол лифта видно было, как огромный купол неба раскрывался в иссиня-черную бездну звезд по мере подъема к Орбитуму. Фолдер стражей парил рядом с конечной точкой их движения, нестерпимо ярко отражая солнечный свет идеально ровными плоскостями.
Людвиг ван Массер проследил его взгляд:
- Мы перехватим корабль эмиссара рядом с четвертой точкой либрации. Семья считает, что там он начнет торможение.
- Значит, успеешь позавтракать, - улыбнулся Милк, подмигнув Хониэхэке.

***

Две Тени съел несколько яиц, тосты с джемом из нулевой малины, запил все это стаканом апельсинового сока и чашкой ароматнейшего кофе.
В это время стражи поймали угловатый и асимметричный корабль эмиссара, и вытащили самого пришельца в переговорный пузырь. Когда Хониэхэка наконец поднялся (или спустился, верх и низ фолдера периодически менялись) к ним, Семья как раз заканчивала со своей частью:
- Ему не причинили никакого вреда, - заявила она авторитетным басом, - Когнитивные функции в норме. Высокий уровень стресса. Гетеротроф, недавно питался, но с едой проблем и не будет. Атмосферу предпочитает с высоким содержанием диоксида углерода.
- Еще он здорово злой , - ввернул стоявший рядом тригендер.
- Он весь твой, Хони, - сказала Семья прежним мягким голосом, - Если что-то понадобится, зови.
Две Тени оглядел эмиссара. Ящер был выше его раза в два, с сильными нижними конечностями, закованный в подобие антрацитовой брони. Массивная голова, очень впечатляющий оскал (вот уж точно гетеротроф, подумал Две Тени), и недобрый, изучающий взгляд немигающих глаз. Довершал картину мощный хвост, которым ящер балансировал в пузыре. Пожалуй, только его нервное подергивание и выдавало неуверенность пришельца.
Хониэхэка вздохнул и принялся за дело.
Строение голосового аппарата ящера он знал, равно как и то, что общаются они звуками (это упоминалось во всех источниках Мертвых Миров). Ему требовалось заполучить побольше материала. На и без того злого эмиссара обрушился продуманный поток раздражителей. Ящер бесновался. Хониэхэка вынужден был все время увеличивать уровень негативной коннотации в оценках.
- Я попросил Тилли-Тилли вынести вопрос геноцида на обсуждение, - сообщил Милк, появившись около пузыря три часа спустя.
- Скучно стало?
- И это тоже, но ведь ты рассматривал такой вариант.
- Какая реакция?
Милк пожал плечами:
- Категорическое нет. Все тут же потребовали описание вируса, который используют ящеры. Выяснилось, что он довольно неприятно действует. Умирать сегодня отказались все, кроме триады Феникса, но только потому, что те и так делают это каждый вторник. Да и они наотрез отказались от вируса – это противоречит их убеждениям.
- Я так и думал, - сказал Хониэхэка, - Мне нужен еще кофе.
- Будет. Что-нибудь уже получилось?
- Разумеется, - гордо улыбнулся Две Тени, - К обеду я из него все вытрясу. Кстати, как ты думаешь, что может говорить о культуре язык, в котором нет сослагательного наклонения предвидения для будущего?
- Фаталисты?
- Но при этом прошлое представляется им неопределенным.
Тригендер удивленно бликнул статусом, дополнив эмоцию движением брови, и ушел за кофе.



***

- Вас уничтожить, - сообщил статус Хониэхэки, выслушав рычание ящера.
Две Тени улыбнулся и показал эмиссару большие пальцы:
- Похоже, это начало прекрасной дружбы!


***


- … мы со всей тщательностью рассмотрели это предложение и решили, что не будем сегодня уничтожены, - терпеливо объяснил Две Тени, доедая кекс.
Семья и Людвиг ван Массер стояли в сторонке и наблюдали.
- Не предложение, - перевел статус слова эмиссара, - Утверждение намерения.
- Надо немного отшлифовать лексику, - извиняющимся тоном сказал Две Тени в сторону зрителей.
- Он настаивает? – уточнил ван Массер.
- По всей видимости.
- У него есть основания?
- Я попытаюсь это выяснить.

***
- Это эмоциональное, - заключил Две Тени какое-то время спустя, - На самом деле у него нет аргументированной потребности нас уничтожать.
- Я так и думал, - сказал ван Массер.
- Хони, ты с балансом не перебрал? – озабоченно спросила Семья. Хониэхэка так увлекся, что не сразу понял, о чем речь. Его неокортекс отреагировал раньше – перед его мысленным взором появился личный баланс энтропии.
- Я все еще в плюсе, - улыбнулся Две Тени, - Сжег полуденную норму, а мы уже практически нашли общий язык.
- Если что, Ассамблея предоставит ему открытый счет, - успокоил Семью ван Массер, - Собственно, страж Тиссивунэтис обладает полномочиями одобрять расход с лимитом в три микроновы.
В углу присвистнул Милк. Две Тени прекрасно понял, почему: это была месячная норма всей Территории. Энтропический эквивалент даже одной микроновы позволил бы сыграть Луной в баскетбол.
- Вообще, можем начинать.
- Тилли, подключись к пузырю, - сказал ван Массер в пространство.
Страж Тиссивунэтис объявилась полупрозрачным образом – достаточно, чтобы не нарушить приличий, но при этом до аскетизма экономично. Хониэхэка поймал себя на том, что любуется ее чуть раскосыми глазами и лазурными полосами краски, идущими вертикально вниз по щекам.
- Дата Территории 17-23, - сказала она, - Вторник, подъюрисдикция Орбитума, дежурный фолдер. Присутствуют страж Тиссивунэтис, страж ван Массер, граждане Территории: сведущий Хониэхэка Две Тени, свидетель Милк, анклав Семья. Контакт – эмиссар цивилизации под условным наименованием “Ящеры”. Трансляция в Ассамблею. Прошу присвоить эмиссару статус гостя.
Хониэхэка развел руки, и на эмиссара лег статус. Ящер злобно рыкнул, не успев увернуться от напыления.
- … ываю конечности, чтобы вы страдали до окончательной смерти, прошлая грязь, - услышали все. Ящер тоже услышал, и запнулся.
- Приветствуем вас на Территории, - сказала Тилли-Тилли.
- Это не мои тональности-обертона, - с металлическим удивлением заявил Ящер. Хониэхэка про себя вздохнул: точность в выражениях гостю не светила еще минимум день. Тилли, не обращая на такие мелочи внимания, представила присутствующих, и предупредила:
- Наш разговор наблюдает Ассамблея Территории.
- Совещательный орган? – уточнил Ящер, - Ваше общество построено на демократическом представительстве?
- Что такое демократия? – поинтересовался Милк. Вопрос, очевидно, был статусным, потому что тригендер в ту же секунду хрюкнул от смеха и заткнулся.
- Демократия?! Мы же не варвары! – возмутилась Семья на два голоса сразу.
- Хони, ты не ошибся в семантике?
- Этимология понятия Ассамблеи очень древняя, - обиделся Две Тени, - Он сам делает выводы.
- Я хочу поговорить с вашими лидерами, - прервал их эмиссар.
- Это мы, - сказала Тилли-Тилли, - Пожалуйста, укажите, как нам идентифицировать вашу цивилизацию, личность и положение.
- Мы - Мальчики и Девочки, - заявил Ящер, - Меня называют Ардар-Ищущий, я эмиссар своего народа.
- “Мальчики и Девочки”, - драматическим тоном повторил тригендер.
Хониэхэка покраснел:
- У меня было совсем немного времени! Это, вероятно, подстрочник. Могу предположить, что они подчеркивают половой диморфизм в своем названии.
- Прошу использовать наименование “Ящеры” в глоссарии, - внесла предложение Семья, - Этого будет достаточно.
- Принимается, - кивнула Тилли-Тилли, - Эмиссар Ищущий, объявите о цели прибытия на Территорию.
- Цель Ящеров касается только нас, - мрачно сообщил Ардар, обведя присутствующих тусклым взглядом красноватых глаз, - Приказываю предоставить мне свободу и принять положение смирения. Возможно, тогда вы уцелеете.
- Да, об этом, - сказала Тилли-Тилли, - Должна сообщить вам, что ваше предложение умереть рассмотрено и не принято.
Ящер недоуменно уставился на стража.
- Предложения не было. Утверждение намерения.
- Все-таки, это не в лексике проблема, - шепнул ван Массер Хониэхэке, - Он уверен в своей способности нас убить.
- С ума сойти, - искренне восхитился Две Тени.
- Ударные силы прибудут сюда через (тут статус немного запоздал с переводом, так что сначала все услышали густой рев) двое суток. Вы освободите меня и проведете в указанную точку на поверхности планеты.
Вот оно, подумал Хониэхэка. Наконец-то загадка Мертвых Миров раскроется. Стоящий рядом тригендер угадал мысли Хониэхэки и бесхитростно спросил:
- А что там?
- Не ваше дело, - буркнул Ящер, - У вас минута на принятие решения.
Ван Массер уставился на стража Тиссивунэтис. Тилли-Тилли закрыла пузырь от внешних раздражителей - теперь Ардар-Ищущий не мог ни слышать, ни видеть присутствующих.
- Что он имеет в виду? - спросил ван Массер.
Ответила Семья:
- Судя по тому, что мы наблюдаем, он сам и его корабль самоуничтожатся через минуту. Ну, уже меньше. Вреда это нам не причинит. Но разговор будет окончен.
- А флот Ящеров после этого тем более с нами говорить не станет, - предположил Милк. Две Тени с надеждой посмотрел на Тилли-Тилли.
- Я считаю, что вопрос Мертвых Миров достаточно важен, чтобы его выпустить. Нам надо тянуть время, чтобы разговорить его.
- Страж ван Массер, - мрачно ответила та, - Выбор ваш. Я, как выяснилось, симпатизирую сведущему Две Тени, и мое решение может быть искажено.
Хониэхэка и обрадовался, и почувствовал досаду. Тилли-Тилли тоже ему нравилась, но - в такой момент!
Секунды шли. Ван Массер молча смотрел на пузырь.
Семья начала что-то мурлыкать квартетом.
Ван Массер открыл пузырь:
- Эмиссар Ищущий, - сказал он, - Вам предоставлена свобода действий, ограниченная статусом гостя. Мы сопроводим вас в нужное место.
Ящер оскалился, и стремительно вышел из пузыря:
- Грязное прошлое, - сказал он с яростью. Впрочем, рык, сопровождающий перевод статуса, придавал яростный окрас любой его фразе.
- Странное ругательство, - заметил тригендер вполголоса. Две Тени кивнул:
- Говорил я тебе, у них и в языке с прошлым временем неладно. Хронофобы?
- Чешуйчатые, - с удовольствием развил Милк, - Прекрасно звучит. Кстати, поздравляю тебя и Тилли-Тилли.
Невдалеке ван Массер препирался с эмиссаром. Тот попытался, кажется, прижать стража когтистой конечностью к стене, пройдя сквозь проекцию Тиссивунэтис. Семья продолжала напевать. Две Тени показалось, что он узнает симфонию 25 Моцарта.


***

- М-да, - сказал тригендер, выражая общее мнение, - А глубоко придется копать.
- Мы точно на месте?
- Мы на месте, - подтвердил Ищущий.
Все стояли на песчаном берегу безымянного атолла и смотрели на океан. Солнце в этой части планеты уже клонилось к закату, окрашивая небо в чистые перламутровые переливы. Даже бескомпромиссно агрессивный Ящер, казалось, вдыхал спокойствие тихоокеанского заката.
- Пять километров глубины, - сказала Семья, - И там вулкан еще. Очень интересно. Ардар, а ваши циркадные ритмы потерпят до утра?
Две Тени затаил дыхание. Удержать эмиссара в Орбитуме было невозможно – как только его выпустили, он потребовал спуститься на поверхность. Завязать разговор во время спуска не удалось, и теперь Семья выигрывала время.
- Я могу погрузиться туда хоть сейчас, - заявил Ящер.
- Разумеется. Но до прибытия остального флота еще больше суток. Какой смысл спешить? Кроме того, - с обезоруживающей прямотой сказала Семья, - Мы заинтересованы в общении.
- Я – нет, - с такой же прямотой ответил Ящер.
Возникла пауза, в течение которой Две Тени пытался придумать хоть какой-нибудь веский аргумент.
- Как угодно, - равнодушно ответила Семья тонким голосом, - Но, вероятно, следует перепроверить координаты. Если они полярные или основаны на экваториальной плоскости, то мы ее как раз недавно меняли.
Судя по тому, что морда Ищущего застыла в напряженном внимании, статус с некоторой заминкой, но довольно точно передал фразу Семьи.
- Мне нужна эта информация, - наконец, выдавил эмиссар.
- Она будет предоставлена, - ровным голосом сообщила Семья, и незаметно подмигнула Хониэхэке.
Торжествуя, Две Тени начал ставить свой типи на берегу.
Ищущий застыл на берегу, немигающим взглядом сверля темнеющий горизонт.
Остальные тоже разбивали временный лагерь: Милк полез в воду, ван Массер что-то втолковывал Ассамблее через ретранслятор фолдера.
Немного позже Хониэхэка подошел к эмиссару. Тот держал в верхней паре конечностей две сплюснутые сферы, которые подавались при малейшем нажатии его когтей. Судя по саккадам, Ардар-Ищущий работал с новой информацией.
Две Тени присел рядом на берег, пошевелил босой ногой песок в прибое:
- Как продвигается?
Эмиссар не удостоил его ответом.
- Я уже давно гадаю, - сказал Две Тени, - Что связывает все Миры, которые вы посетили.
Ящер опустил сферы и медленно повернул тяжелую морду в сторону Хониэхэки.
- Не считая тотального истребления, - задумчиво продолжал Две Тени, - Это всегда одна точка на планете. Ардар-Ищущий. Ищущий – что?
- Вы знаете об остальных мирах, - сказал эмиссар. Судя по интонации, это был не вопрос.
- И даже важнее, “где”, - заявил Хониэхэка, - Вы пришли на Территорию из-за Рукава, вы здесь впервые. Откуда вы знаете, где искать?
- Вы знаете об остальных мирах, - с нажимом произнес эмиссар. Его пасть застыла в рефлекторном оскале.
- Разумеется.
- Должна быть война.
- Война? Это очень старая форма энтропического взаимодействия. Мы ей не пользуемся. Хуже только демократия, - попытался разрядить атмосферу шуткой Хониэхэка. И сам же понял, что не очень получилось – юмор был понятен только сведущим.
- Я вас не понимаю, - устало сказал эмиссар.
- Так давайте разговаривать, - сказал Две Тени, - Расскажите мне вашей цивилизации. Если можно – о вашей цели.
- Время, - сказал Ящер, - Если у вас его нет. У нас, может, еще есть.
Две Тени нахмурился, обдумывая ответ эмиссара. Он звучал бессмысленно. Возможно, в этой фразе была концентрация семантических белых пятен, и статус просто не справился с переводом?
- Вы поэтому истребили остальных?
- Время, - повторил Ящер, - Мы его у них забирали.
- Откуда?
Эмиссар не ответил. Снова взялся за работу, монотонно перебирая когтями пластичные сферы. Хониэхэка уперся руками в песок, запрокинул голову, глядя на звездное небо. Загадок становилось все больше.


***
- Куда больше-то? – вздохнула Тилли-Тилли. Вместе с формой стража она сняла и свою невозмутимость, что приводило Хониэхэку в восторг.
- Ну, на самом деле, это все одна большая загадка, - пояснил Две Тени, - Мы по-прежнему не понимаем, что ими движет, но теперь есть несколько намеков. Во-первых, они знают, что ищут, на Мирах, где никогда не бывали. Во-вторых, это связано со временем. В третьих, и это меня смущает больше всего, в их языке свойства прошлого и будущего перепутаны. Прошлое, как я понимаю, менее определено. Причем не ближайшее-эмпирическое, а глубокое.
Этот вывод был результатом работы практически всего дня. Временные формы ящеровых языковых конструкций горели перед его мысленным взором, словно письмена на стене Валтасара. Тилли-Тилли Тиссивунэтис пришла вскоре после того, как Хониэхэка вернулся с берега, оставив эмиссара наедине с ночью, прибоем и ящеровыми тайнами. Теперь они лежали, усталые, под тепло мерцающими сводами типи, и гадали.
- Я опросила маяки Территории, - медленно сказала вдруг Тилли. В ее голосе прорезались интонации стража Тиссивунэтис, когда она продолжила:
- Там довольно серьезный флот. Энтропический эквивалент…большой.
- Они – угроза?
- Могут стать проблемой. Чисто технически, я должна принимать во внимание любой возможный вред, который они способны причинить Ассамблее. И я впервые с начала контакта боюсь…
- Да ну брось, они даже не заметят вуаль Дайсона на звездах Территории.
- Могут. Семья утверждает, что могут и заметят. Поэтому я и боюсь, что придется их останавливать.
Две Тени помолчал. Он прекрасно понимал, что Тилли вкладывала в термин “останавливать”, и его это тоже пугало. Но, очевидно, рассмотрены были все варианты, и простейшая арифметика возможного ущерба была против Ящеров. А значит, на нем была большая ответственность, чем он предполагал. Собственно, изначально его вело только любопытство.
- Я найду ответ, - пообещал он.
- Завтра мы все его найдем, - слабо улыбнулась она, - И, возможно, у Ящеров больше не будет времени.
В типи без предупреждения ввалился мокрый тригендер:
- Не спите?
- Нет, мы тут боимся на пару.
- А… - Милк огляделся в поисках еды, нашел неприкосновенный запас шоколадного печенья, и тут же нарушил его неприкосновенность:
- Шемья кое-што обнарувыла, - сказал он с набитым ртом.
- Что?
- Странные корреляции, - сказала Семья, объявляясь следом.
- Тут вообще кто-нибудь спит? – пробормотала Тилли-Тилли.
- Нет, - отрезал ван Массер, входя и присаживаясь на безопасном расстоянии от Милка, - И Ассамблея на прямой трансляции.
- Ну, хоть Ящер-то сюда просто не влезет, - с надеждой отметил Две Тени, - И что за корреляции?
- Звездный возраст каждой системы, - сказала Семья, - Он последовательный. То есть, все звезды на стадии горения водорода, отношения водорода и гелия в ядре к оболочке – почти линейная функция.
- Время, - медленно произнес Хониэхэка, - Эмиссар говорил мне про время. И они посещали миры по увеличению возраста звезд, от младшего к старшему.
- А мы какие? – спросил Милк.
- А мы – следующие, - сказала Семья. – Все это время мы искали, что у миров общего, а на деле траектория строилась на принципе различия.
- И на сколько мир ван Маанена младше нашего?
- Четверть миллиарда где-то, - сказала Семья, - Плюс-минус. Вообще, на этой стадии звездной эволюции траектория может содержать еще пару миров, и все.
- Что еще?
- Хони, ты тупица, - ласково сказала Семья, - Самое главное, конечно! Ведь мы теперь знаем координаты. И они, вероятно, такие же, как в мире ван Маанена.
Две Тени хлопнул себя по лбу. Вот уж точно, тупица! Пока он полагал себя центром вселенной, ломал голову над ребусами Ящера, остальные работали.
- Кто у нас там сейчас?
- Я, - сказал страж ван Массер. Милк ткнул в него пальцем, и не встретил, разумеется, сопротивления, проекция даже не дернулась.
- Ты знала? – спросил Две Тени осуждающе. Тилли-Тилли даже не утрудилась сделать виноватый вид:
- Людвиг, новости уже есть?
- Что-то нашли, - кивнул страж, глядя сквозь окружающих, - Поднимаем. Подождите немного.
Через пару минут в центре типи появилась проекция находки.
- Это шар, - выразил общее мнение Милк.
Шар был где-то половину метра в диаметре, и совершенно матовый. На его поверхности был символ.
Статусы всех присутствующих, благодаря стараниям Хониэхэки, интерпретировали его как число 17.
Семья обошла проекцию:
- Мальчики и девочки, - сказала она вкрадчиво, вызвав у тригендера смешок, - Это маркер. Они зачем-то нумеруют уничтоженные миры.
- Не сходится, - возразил Две Тени, - Согласно стеле, Ящер что-то искал.Что, места другого не было? И потом, они могли сначала уничтожить мир, а уже потом закладывать маркер.
- Людвиг, проверь возраст шара, - велела Семья, - Интересно, совпадет ли он с возрастом найденной стелы.
- Уже. Примерно совпадает. Шар немного старше.
- Не сходится, - повторил Две Тени. Он задумчиво смотрел на шар, пытаясь найти логику в действиях Ящеров. Зачем помечать уничтоженные миры? Для кого? Почему именно в этом месте, а ни в каком другом? Место…
- Страж ван Массер, - спросил он, начиная что-то понимать, - А где вообще найден шар?
- Я бы назвал это естественным сейфом, - отозвался страж, - В толще горных пород сформирована каверна. Искуственная, конечно.
- И как давно?
В этот раз ван Массеру потребовалось больше времени. Когда он снова посмотрел на присутствующих, в его взгляде было что-то вроде сильного удивления:
- Где-то четверть миллиарда лет.

***

Тилли-Тилли сожгла почти половину микроновы без всякого зазрения совести. Благодаря такой расточительности удалось проверить все предыдущие миры, которые посетили Ящеры; на всех обнаружили маркеры. Отправить на миры стража они бы не успели, но, зная сигнатуру материала, из которого сделан был шар, и обладая достаточным количеством энергии, зонды Территории могли показать содержимое даже самого ядра планеты.
В настоящий момент отсканированные, совершенно идентичные, шары парили во всех уголках типи Хониэхэки, и вся компания, включая проекцию ван Массера, спорила о причинах, по которым были уничтожены миры.
Семья выстроила шары от 1 до 17 в виде траектории, по которой двигались Ящеры:
- Вот что: они когда-то уже посещали эти миры. И спрятали там что-то миллионы лет назад. А потом вернулись, доставали найденное, ставили маркер и очищали планету.
- Зачем? – не согласился Хониэхэка, - Маркер зачем?
- Понятия не имею. Но могу предположить, что, когда он найдет спрятанное у нас, дальше все будет по сценарию Мертвых Миров. Если мы не прервем цепочку.
- Хорошо, а что он найдет у нас? – спросил ван Массер.
Тилли-Тилли пожала плечами:
- Я не рискнула зондировать океан. Он может заметить такой выплеск энергии.
- Хони, что, говоришь, тебе сказал Ящер?
- Он ищет время, - сказал Две Тени, - И забирает.
- Значит, что бы там ни было, он называет это временем.
- Тилли, а хоть краешком глаза можно глянуть? – спросил Хониэхэка.
- Можно снять простую геометрию, - перевел ван Массер, - Замаскируемся под корональный выброс массы.
- И, если там что-то есть, - заключила Семья, - Мы подменим это шаром с номером 18.
Все переглянулись. За неимением лучшего, это был не такой уж плохой план.
- Если там вообще что-то есть, - проворчала Тилли, - Хорошо. Но будет очень примерная форма.
- Форма времени, - радостно сказал Милк, - Хорошо бы еще и цвет узнать.
- И…готово, - сказала страж Тиссивунэтис, - Любуйтесь.
Она указала рукой прямо перед собой, и появилась примерная форма.
Это был еще один шар.



***

Нежное утро быстро превращалось в ослепительный, ясный, солнечный день, искрившийся на волнах, безмятежно лазурный в небесной выси, и только на побережье безымянного атолла собралась довольно напряженная компания.
Эмиссар с полчаса назад в подчеркнутом одиночестве скрылся в глубине океана, и всем оставалось только ждать.
- А за ним вообще наблюдают? – спросила, наконец, Милк.
- Мы пообещали этого не делать, - сказала Тилли-Тилли. Взгляд у нее был отстраненный, статус в строго нейтральной позиции. Две Тени покачал головой:
- Они уже близко, да?
- Да.
Перед мысленным взором Хониэхэки появилась трансляция с неокортекса Тиссивунэтис, предоставленная, в свою очередь, одним из зондов Территории: за орбитой Сатурна сверкали мириадами искр корабли Ящеров. Они ждали. И они, разумеется, сканировали систему. Две Тени понимал, что в любой момент Тилли-Тилли может оказаться в ситуации, когда надо будет принимать решение – если, обнаружив на Солнце вуаль Дайсона, Ящеры обозначат какое-то намерение, у нее просто не будет иного выбора. Фигурально выражаясь, страж Тиссвунэтис приставила оружие к виску целой цивилизации и держала палец на спусковом крючке. Восторга по этому поводу она явно не испытывала.
- Что в итоге решили с … - начал Хониэхэка, когда вода у берега забурлила.
Эмиссар, очевидно, просто шел по дну какое-то время . Появились сначала его морда, потом закованная в черные доспехи туша. Все смотрели на предмет в его когтях. Когда Ищущий вышел на берег, он молча опустил его на песок. Это был знакомый матовый шар. На нем, разумеется, был символ.
И символ поразил Две Тени до глубины души.
Это был ноль.
Ищущий мрачно смотрел на шар. Молчание становилось угнетающим. Две Тени сглотнул. Милк тихонько хрустела остатками его шоколадного печенья – на нервах на тригендера нападал жор. Ван Массер с отсутствующим видом изучал эмиссара. Семья тоже смотрела на шар, задумчиво что-то прикидывая.
Самой спокойной, неожиданно, выглядела Тилли-Тилли Тиссивунэтис. По ее лицу Две Тени не мог определить вообще ничего. Быть может, флота Ящеров уже и не существует, подумал он.
- Наше время вышло, - прервал свое молчание Ардар-Ищущий. Его тон был настолько пронизан тоской, насколько статус в принципе мог передавать эмоции.
- Теперь оно принадлежит вам. Нашему народу остается лишь его прошлое. Прошу… прошу простить мое посягательство. Я готов прекратить существование, если это потребуется, - продолжил Ищущий.
- Не надо, - сказала Тилли-Тилли, - Хотя, конечно, ваше право. Вы нашли то, что искали?
- Да. И мы возвращаемся домой.
Резко развернувшись, Ищущий направился к своему кораблю. Никто не стал его задерживать. Все лишь провожали его взглядом, пока яркая искра не исчезла в небе, оставив на память лишь зыбкий росчерк инверсионного следа.

***

Хониэхэка плюхнулся на песок:
- Я очень прошу, пусть кто-нибудь объяснит мне, что за новое жульничество вы тут провернули?! Почему там был ноль? Что я проспал?
Стражи демонстративно смотрели в небо. Тилли-Тилли лишь опустила руку ему на плечо и слегка сжала ее.
- Хони, ты ведь все сам разгадал, оставалось только сложить два и два, - терпеливо сказала Семья, - Ты сказал, они что-то оставляли раньше.
- Время. А нашли мы очередной шар.
Семья кивнула:
- Эмиссар всегда находил шар. Оставленный им же на предыдущем мире.
Поняв, что имела в виду Семья, Хониэхэка неверяще произнес:
- То есть, это получается, не семнадцать миров, а один?
- Это получается, - сказала Семья, - Что время и пространство – одно и то же, в какой-то степени. Что все звезды – лишь одна. Скачет извилистым путем через вселенную, змеится спиралями галактик. И они путешествовали в свом прошлом. Правда, здорово?
Две Тени опустил взгляд на шар.
Ноль.
Маркер самих Ящеров.
Он представил себе, как Ящеры узнали о странном устройстве Вселенной. Как, исследуя все новые миры, они застали там свое прошлое. Может, развалины древнейших городов их планеты предстали перед ними в цветущем великолепии на окраине галактики, населенные чуждой цивилизацией. Или на одной из выжженых радиацией планет они нашли свои же руины.
Неважно. Главное, поняв, что с ночных небес на них смотрит мириадами взоров лишь одна одинокая звезда, бесконечно блуждающая во тьме, они решили, что обречены в будущем. И повели крестовый поход, уничтожая предшественников, расчищая свое прошлое, потому что были уверены лишь в одном – оно у них точно было.
- И однажды наше Солнце полыхнет сверхновой, и нас отбросит в начало времен, - сказала Милк, поднимая шар. – Слушайте, а какой он легкий!
Тригендер бросила шар Семье. Та отбила в сторону стража ван Массера.
- Ну, наша смена закончилась, - пожал тот плечами.
И они играли в мяч на пляже маленького атолла все утро.
У них было полно времени.

@темы: Миф

URL
Комментарии
2015-11-30 в 17:12 

Dragon Shadow
Мне понравилось.

2015-11-30 в 18:39 

Maen
Лиса. Временами даже лис.
Для того, чтобы разобраться во всем-всем, надо перечитать. Мне понравилось. Напомнило какие-то классические фантастические рассказы.

2015-11-30 в 19:07 

Bad
I burn things
Чота жутко.
Я ставила на контрамоцию, а оно вон как.
Интересная концепция мира, хочу больше про)))

2015-11-30 в 20:02 

Totenhoff
Как справиться с бедою в одиночку?
Немного напомнило Лавкрафта с его концепцией отсутствия времени. Но здесь всё-таки иное. Очень понравилось.

2015-11-30 в 22:28 

Kami Shiroi
Молитвы и заклинания срабатывают только у тех, кто живет лицензионную версию жизни // Номер Девять
обалденно!
мучает один вопрос. Семья - это одно существо или несколько?

2015-12-01 в 00:28 

allayonel
И тут в иллюминатор постучали...
Здорово! Очень понравилось.

2015-12-01 в 03:24 

КП Лю
А вы что думали?
Спасибо, очень интересно.

2015-12-14 в 15:11 

587
All your base are belong to us!
Thnx, хорошо зашло! Чем-то напомнило «Тройной контакт» Юдковского.

   

Дневник Дремы

главная